Ольга Арефьева www.ark.ru (olga_arefieva) wrote,
Ольга Арефьева www.ark.ru
olga_arefieva

Categories:

ETHNOLAND 2006

Фестиваль Славянской Культуры с 14 по 16 июля
Впечатления: доставка, расселение, питание, организация, оформление, аппарат и свет, программа, наше выступление, фольклор, много радости, грустные размышления и конкретные предложения.

Доставка
Доставили отлично, в хороших микроавтобусах.
Супер, если не считать происходившей в течение поездки деликатной войны с водителем, который норовил залить нам в уши глину, то есть попсу. Оказалось, что я не способна слушать даже несколько минут слащавые завывания радио. Отдельным блюдом – реклама и крайне интересные перечисления пробок на бесконечных дорогах нашей неродной столицы. Как назло, почти ничего музыкально-«человеческого» у нас с собой не было. Абсолютно аутентичное этно (малоразборчивые полевые записи голосов давно умерших русских бабушек), диски с шумами, скрипами и прочей нематериальной конкретикой. Наконец, я выкопала неземной красоты диск «Women’s sacred chants» - духовные песни мира в исполнении женщин. Индийские, тибетские, болгарские, испанские, арабские... Мы с непринуждённой наглостью подсунули диск водиле. Разные музыкальные лады, невероятные сопоставления культур, какой-то планетарный заряд духовной силы... Водила отчаянно мучился полчаса, потом незаметно (с его точки зрения) подменил звучащее на нечто, более подходяшее ему. Вся наша компания, в тот момент молчаливо зачарованная тибетским пением Сho, дописанного мной в конце, вздрогнула. Похожего эффекта можно было бы добиться, сыпанув жменю растворимого кофе в большой чайник на чайной церемонии.
Я ещё раз порылась в дисках, извлекла красивого, но изрядно поднадоевшего Бонгу Анголу. Водитель напрягся и спросил «опять такое же? – я усну!» - «нет-нет-нет! - вскричали мы хором, - это гораздо лучше!» О счастье, примерно ещё полчасика мы слушали пение, переносимое для уха. Я вообразила, что слушаю ушами водителя: бум-бум дыц-дыц нет, мелодии непривычные. Под конец друг Бонга подвёл: стал заикаться, и нас, наконец, принудительно насладили прелестями авторадио. Я надела наушники, но страдания моих товарищей стояли перед глазами.
Ура, мы приехали. На весь лагерь играет трансляция – авторадио! Застрелиться из веника. Саунд-чека, назначенного на час, не будет, ибо сцена не готова. Застрелиться второй раз.

Расселение
Встреча музыкантов по сравнению с прошлым годом стала гораздо лучше. Тогда мы, приехав со своими собственными палатками, битых три часа скитались, пытаясь их поставить, и нас трижды выгоняли с места на место. В этот раз нам сразу выдали сопровождающую девушку, она позаботилась о нашем проходе на территорию и получении гримёрки, где мы кинули вещи. Кстати, гримёрки теперь у каждой группы свои, прямо в большом шатре, с дверями и ключами, с топчанами и розетками. Это чрезвычайно удобно, учитывая, что до жилой зоны топать минут 7-10 по склону, а потом, пыхтя и проверяя свою тренированность, возвращаться вверх по нему же. Дальше сопровождающая отвела нас вниз, и после 15-минутного ожидания на палящем солнце нас поселили в замечательном шатре. Даже готовы были выдать спальники и пенки - у нас, правда, были свои. Вот за эти шатры – отдельное спасибо. Удобные домики из ткани вроде грубого льна, перекладины из бамбука, внизу деревянный настил. Можно стоять в полный рост. Влазит 6 человек официально, но это ровно половина пространства. При желании на другую половину можно спокойно положить ещё 6 человек.

Питание
Как только мы поселились, нас, проголодавшихся с дороги, торжественно повели в Джаганнат «поить чаем». Мы просидели за столиками кафе больше часа, пока окончательно не поняли, что кина не будет. Наш директор и сопровождавшая девушка перезванивались с кем-то, но так и не смогли выяснить, в чём загвоздка. Впечатление от хорошей встречи начало подмачиваться. Похоже, задержка была вызвана тем, что хотели для музыкантов какое-то отдельное питание получше организовать, да получилось как всегда. В результате нас, наконец, отправили на второй этаж, где, как оказалось, давно обед и кормят всех (рабочих, сотрудников, организаторов и бесчисленных прочих). Не слишком вкусно и с сорокаминутной очередью, но все же еда, учитывая, что уже 4 часа дня, а выехали из дому к автобусу в 10. В первый день фестиваля даже зрителям можно было получить бесплатную пайку кришнаитской сои. Горячее-готовленное-солёное не могло не утешить гигантов мысли и отцов русской демократии. Едой нас можно очень порадовать пока мы ещё живые, и спасибо за это.

Организация
Одно непонятно: зачем нам было выезжать на саунд-чек в такую рань, если сцена не готова? Да, форс-мажор: вчера весь день лил мощный дождь, мы всё понимаем.
Но о задержке было известно и вчера и сегодня утром. Можно было хотя бы нам не спешить так, и например, выспаться, ибо с репетиции вчера разъезжаться начали только после полуночи. Неконтакт разных служб. Везут одни, а за саунд-чек отвечают другие.
И почему бы не посмотреть прогноз погоды заранее? Предсказанный чуть ли не за неделю дождь почему-то оказался полной неожиданностью.

Оформление
Очень и очень удивило и несколько расстроило то, что «большой сценой» на этот раз оказалось синее клеёнчатое нечто на улице.
Я, памятуя прошлый год, рассчитывала программу и перфоманс на прежнюю сцену в большом шатре. В ней было много недостатков, в том числе опасная для жизни проломленная ступенька и бьющиеся током металлические детали. Но она была красивой, как и этот огромный шатёр. Жаль, что чудесное арт-пространство большого зала, с полупрозрачным решетчатым куполом и высоченным воздухом частично превратили в едальню. Достойное место в зале заняли ряды вечногорящих холодильников с напитками на продажу, пластиковые столы (за которыми не разрешается сидеть - кушать приходится за стоячими столами с кричащими рекламными логотипами энергетического напитка) и непринуждённо ведущаяся сварка. Всюду слонялись рабочие-таджики с глазами изумлённых животных. Увидеть их работающим так почти и не удалось. Зато их постоянное присутствие, хронически отпавшие челюсти и полное нежелание что-либо делать превращало фестиваль в подобие общеобразовательного индейского зоопарка под девизом «посмотрите на этих странных белых людей».
Зато был отличный дизайн внешнего и внутреннего пространства. Всякие красивые объемные объекты из бамбука, металлических палочек, сетки, тканей на каркасах - создали несколько групп художников – Дмитрий Рытяев + Ася Урычева, Тотальный Театр. Мы с ними познакомились и с интересом расспрашивали, как они всё это изготавливают.

Сцена
Часам к 18 дождались, наконец, настройки. Сцена покрыта слоем сухой грязи в палец толщиной – наследие от установочной работы под дождём на раскисшей земле. Найти ответственного не удаётся. Потревожили всех мыслимых организаторов вплоть до махараджи – без толку. Наконец я сама раздобыла тряпку и ведро и начала мыть. Сразу же нашелся ответственный, симпатичный парень в камуфляже, привел двух таджиков, и исчез (больше я его не видела). У меня отняли с трудом добытые орудия труда и отдали им. Один из них начал крайне вяло в невероятно замедленном времени ворошить поверхностный слой пыли в дальнем неиспользуемом углу сцены, а второй стоял, глядя в никуда. Так ничего и не убрав, таджики постепенно растворились, мы вновь взяли уборку в свои руки. Это было примерно как чистить авгиевы конюшни. Мыли: я, наш директор Саша, красивая девушка - звукорежиссёрша сцены, актеры KALIMBA. В результате всё домыл наш Андрюха, а я стояла рядом.

Аппарат и свет
Аппаратура и свет абсолютно новые из коробок вынимались впервые. Это приятно: всё исправно и хорошо звучит. Ребята-звукачи и световики - молодые, но вполне толковые. Наш звукорежиссёр Аркаша сел за ручки, они совместными усилиями начали первичную отстройку аппарата фактически для всех дальнейших выступающих (вообще-то это должно делаться отдельно). Вокруг сцены ходил трепетно любимый мной Иван Кирчук, он слушал издаваемые нами первые звуки и снимал нас на мыльницу. У меня с недосыпу и нераспетости голос задеревенел и не слушался, прям неудобно. Ну, думаю, на концерте послушает уже нормально. И я послушаю - и его, и Сергея Старостина, и Клевенского. Как нарочно на этот концерт собрали самых уважаемых мной исполнителей нео-фолка! Но увы, я ошибалась. Мои павлиньи крики остались единственным, что было исполнено на главной сцене в этот день. Притом, удивительно, как много народу их успело послушать – гораздо больше, чем потом послушало собственно выступление. Только после нас начала настраиваться следующая группа «Вопли...», как из Москвы сообщили, что к нам идёт сильный град, который даже разбивает стекла машин. Задул сильный ветер, помрачнело, звукорежиссёры заволновались за аппарат и стали двигать его к центру сцены. Настройка скомкалась, зрители спонтанно переместились в большой зал под шатёр, специально предназначенный для таких случаев, но по какой-то невероятной небрежности организаторов к этому моменту никак музыкально не оборудованный. К Летову, а потом ко мне, подошла взволнованная и очаровательная режиссёр фестиваля и стала просить «что-нибудь сымпровизировать» без аппарата. Увы, это делать было абсолютно бессмысленно и невозможно – специфическая акустика помещения усиливает естественный шум толпящихся людей так, что даже разговор вдвоём вести трудно и плохо слышно. Да и готовили мы музыкальную программу, а не массовиково-затейную. Инициативу взяли на себя кришнаиты – один запел в микрофон через малюсенький комбик, остальные застучали в барабаны и заплясали, подпевая. Некоторое время это действо продолжалось, многие подтанцовывали, потом запели русские фольклористы. Вот с этого момента и началось счастье. Оказалась, вместе собрана большущая компания хорошо подготовленных и любящих русскую музыку людей из разных городов. Все были рады видеть друг друга, общаться, петь и плясать. Снаружи полились потоки воды, мы выбегали купаться под ливень, а внутри стоял концентрат радости. Кабановцы заводили, кто-то играл на гармошке, народ подхватил песни и начал кадрили и хороводы. Все пели хором, все знали слова песен и фигуры танца. Кто не знал – осваивали на ходу. Настоящее чистое и самодостаточное, не нуждающееся ни в каких развлекателях, веселье и счастье заполнило всё вокруг наподобие какого-то газа. Я вдруг почувствовала себя совершенно счастливой. «Вопли» уехали, Кирчук куда-то исчез, Старостин с Клевенским сидели в кафе внизу и тоже собирались уезжать, а я всё равно ощущала, что всё исключительно прекрасно и здорово. Параллельно мы вели несколько мучительные переговоры между собой о том, что же всё-таки делать с выступлением. Перминов ни за что не мог остаться на следующий день. Я сказала, что останусь и хочу выступить, несмотря на проблемы. Летов был согласен остаться, зато не мог Аркаша. Нескладуха. Наконец возникла идея перетащить со сцены мониторы и сыграть сейчас на них. Тут-то и выяснилось, что здесь под шатром тоже есть свой аппарат – только его всего лишь надо распаковать! Этим и занялся Аркаша, проявляя организационные чудеса настойчивости, переходящие в героизм.

Наше выступление
Часа через два всё было готово, но мне было как-то даже неудобно прерывать бесконечные, как перпетум мобиле, танцы. Летов потихоньку заиграл на саксофоне, вписываясь в звучащее многоголосное пение, пляски постепенно остановились, и мы потихоньку начали, параллельно на ходу отстраивая звук. Многие из танцевавших не стали нас слушать – переместились вниз в лагерь плясать дальше, благо дождь кончился, но осталось довольно много народу, на мой взгляд, человек 200. Первые две песни прозвучали так себе, зато потом музыка понесла нас сама. Я чувствовала, что получается! Что новый проект, который мы создали втроём и играли в первый раз в жизни – я, Сергей Перминов и Сергей Летов – жизнеспособен. Я наконец пела свои любимые народные песни близко к тому, как хотелось. Летов играл как бог, я чувствовала крылья за спиной. Когда мы допели, то выяснилось, что уже скоро два часа ночи. Нас все благодарили и мы сами сидели счастливые, чувствуя, что всё получилось правильно. Музыкантов отправили машиной в Москву, а я с «калимбами» осталась на фестивале. Мы пошли спать в лагерь, послушали, как всё ещё красиво поют в темноте, и отрубились, слушая сквозь сон пение.

Фольклор
Утро получилось невероятно красивым. Фольклорные коллективы вышли на свет при полном параде. Солнце освещало их лица и наряды. Я не могла оторвать глаз от этих прекрасных и чистых людей с душевным здоровьем на лицах. Словно какая-то другая порода – люди с силой и красотой во взгляде и движениях, с личностью и своеобразием. Как они сохранились под прессом мусорной цивилизации? Как они удерживают такую высокую внутреннюю планку истинности? При виде этой непрерывной красоты зачесался внутренний фотограф, я не выдержала и вместо того, чтобы водить с ними хороводы на траве, начала тратить плёнку, безуспешно ловя динамику объективом. Почти сразу кончились батарейки фотоаппарата, хотя куплены они были совсем недавно и очень задорого. Продолжать пришлось чужой мыльницей, ежели что получилось – опубликую здесь. Весь этот день, 15 июля, за исключением ряда мелких недоразумений, может претендовать на звание одного из моих лучших переживаний этого года. Вся эта красотень, собравшаяся на поляне в районе большой сцены начала постепенно самоорганизовываться – петь песни, водить хороводы. Было человек 150 в этнических костюмах и ещё много просто так. Честно говоря, это было почти что самое массовое скопление народу в одном месте за весь уикенд. Вдруг с большой сцены начали раздаваться мерные буханья бочки от ударной установки. Разговаривать стало трудно. Хоровод остановился. Через некоторое время народ все равно запел, чувствовалось, что просто нельзя не петь в такую погоду и в такой компании. Приехавшие издалека легендарные аутентичные коллективы, которые мы слышали лишь на дисках, встретились здесь с московскими исполнителями, исследователями и поклонниками фольклора. Мир искрился. Люди снова запели, несмотря на бухающий барабан, и через некоторое время уже сознание не замечало посторонний грохот. Обезумевшие от красоты фотографы и видеооператоры снимали непрерывно, ползли в траве и висели на возвышениях. Как вдруг раздался голос звукача в микрофон на всю площадь: «ребята, фольклористы, замолчите, вы нам мешаете!» «Это ВЫ нам мешаете!» ответил кто-то из мужчин безо всякой подзвучки, но все услышали и засмеялись. Но, честно говоря, ситуация была достойна получить приз «маразм сезона». ОДИН юный барабанщик прерывает 200 человек, представителей огромной, недоступной его пониманию высочайшей культуры. Ну это – не знаю, как реагировать – смеяться? Плакать? Ведь вроде бы фестиваль под это и был собран – русский фольклор! Зачем тогда было приглашать сотни людей, везти, кормить, размещать - чтобы вот так по-дурному затыкать, когда процесс идёт, и Господь так явно склоняется с небес послушать то редкое хорошее, что всё-таки творят люди на земле и ради чего до сих пор откладывается конец света? Может тогда и обойтись было надо – пластиковыми заменителями? По деньгам дешевле и понятней с точки зрения банальной логики. Это был не единственный маразм, про другие позже. Но к счастью, фольклор оказался живуч. Люди пели и плясали всю ночь и весь день, а потом ещё и ещё. Просто они делали это в неприспособленных местах: в лагере составили вместе два больших подиума для шатра, получилась вполне пристойная площадка. Пели просто на траве, пели у реки, пели в льняных домиках-шатрах и в кафе. Везде где угодно. Только потом, когда надо было для телевидения показать «народное ликование» на открытии, махараджа, главный организатор всего этого, долгих лет жизни и здоровья ему, мучительно созывал люд в микрофон. Встаньте так, чтобы создать массовость, люди в костюмах перемешайтесь с людьми без костюмов, всем петь и плясать! Да ведь все и так это только что делали! Только не для галочки, а сами по себе! Надо было исполнить гимн Росии, выслушать речи представителей местной администрации. Ну это ещё ничего, дело житейское. Говорили они вполне разумно и доброжелательно, да и недолго. Только вот увы, после этого на сцену вывели кучу каких-то чудовищных детей со скрипками под попсовую фонограмму. То есть дети по отдельности наверное были обычные, просто тошнанул специфический фальшивый лоск и выспренные позы, свойственные телевизионным проектам. Потом нашим вниманием многократно злоупотребил явно отставший от совка и заблудившийся во времени некто Опричник, самопрезентующийся с навязчивым бесстыдством и сопровождаемый музыкантами в псевдорусских блёстках.

Много радости
Только после этого ритуального изнасилования, наконец, зазвучала нормальная человеческая речь, естественная интонация, и стали выступать представители Российского Фольклорного Союза. Опять я почувствовала, что моя душа поднимается над телом. Какое-то невиданное, тихое и огромное счастье наплыло незаметно как вода и уже не уходило. Те, кто стоял у сцены, мощным и чистым хором подпевали тем, кто на сцене. Увы, я опять убедилась, что адекватно подзвучить микрофоном народную песню невозможно.
ТРИ ПРАВИЛА ФОЛЬКЛОРА
(сказано со сцены Андреем Кабановым)
Фольклор по-настоящему «работает», только когда он исполняется
1. на природе
2. на расстоянии вытянутой руки
3. ты сам в этом участвуешь
Мистическая сила распространялась только на близко присутствующих, находящихся внутри вибрации пения. Стоило отойти подальше - и звук рассеивался. Я простояла весь концерт рядом со сценой, умирая от восхищения происходящим и звучащим. Безусловно, с теми, кто был в этом и рядом, происходило что-то необычайное. Мне кажется, что душа в такие минуты расцветает, и человек становится необратимо другим. Потом может случиться всякое, настроение и вкусы изменятся много раз, но человек не забудет пережитый опыт. Пели фольклорные ансамбли (перечисляю из программки): Народный праздник (Москва), Воля (Воронеж), Казачий кругъ (Москва), Соборяне (Омск-Новосибирск), Измайловская слобода (Москва), Вечора (Пермь), Волюшка (Нюксеница), Купала (Магнитогорск), Ромода (Москва), Бузулук (Новоаннинск), Истоки (Подольск), Радуница (Новосибирск), Межа (Тверь). Кто из них был лучше – сказать невозможно. Все были выше всяких человеческих слов.
И вдруг вместо замечательно балагурящих ведущих Славы Асанова и Коли Сахарова выходит подсадной официальный красавец и объявляет забугорно прославленное валютно обласканное, то ли трио «...», то ли ещё какой-то матрёшка-лубок (название забыла), проездом из казино в варьете. Господи, ну неужели они не видят? Как можно быть таким тупоухим и слепоглазым, чтобы не видеть ОГРОМНУЮ и НЕПРЕОДОЛИМУЮ разницу, пропасть? Ничтоже сумняшеся, великие артисты начали тарабанить бойкие попурри из хрен знает чего, от калинки-малинки до мурки, а мне стало так стыдно, хоть сквозь землю провались. В будущем появление красивого ведущего происходило ещё несколько раз и всегда обозначало очередную энергетическую клизму. То дурочки-нимфетки – лауреатки многочисленных конкурсов «Утренняя звезда» заявят без смущения: «мы работаем в таком же жанре, как и вы, только с микрофоном» и заведут развесистую попсовую фонограмму, то ещё какая-нибудь хрень. Ой как стыдно, невыносимо, ужас.
Но всё равно, когда начинали петь настоященькие, я расцветала и забывала все невзгоды.
Очень хороши потом были клубы «Буза» и «Белый волк» с русскими боевыми искусствами. Русский кулачный бой не предполагает бой до озверения, до победы любой ценой. Парни показывают удаль и сбрасывают дурь таким образом. Бои происходят под частушки, гармонь, балалайку. Есть даже специальные наигрыши с частушками – «под драку» - юморные, задиристые. При всём при том бои – не декоративно-показательные имитации, в них мужики по-настоящему меряются силами и ловкостью. «Это совсем не драка, ссора, вражда или что-либо подобное, а нечто вроде игрища...»

Грустные размышления
Дневной концерт закончился, мы стали обсуждать с Леной – ну почему это не видят и слышат массы зрителей? Такое ощущение, что волшебство происходило лишь для самих участников. Похоже, фестиваль ДАЖЕ НЕ ПОНЯЛ, с кем имеет дело. Просто организаторы обратились в Росиийский Фольклорный Союз и «купили» программу одним пакетом, ну просто «шоб было». Туда же до кучи намешали всего, что подвернулось под руку, добавили для души пару групп, нравящихся лично себе – и вот кушайте винегрет. А фольклористы с радостью согласились встретиться и совместно попеть и повидаться друг с другом. А зрители вообще «ничо не поняли». О горе мне, даже некоторые мои друзья просидели в буфете, говоря, что «там ерунда, бабушки какие-то непонятные». Господи, открой им уши! Я испытала боль оттого, что ситуация так нелепо перекошена.
Я совершенно уверена, что услышь мои друзья и слушатели песню от МЕНЯ, или разучи я её с ними на тренинге, они всё бы поняли! Они испытали бы тот восторг, которым горит истинное народное искусство. Много людей потенциально готовы. Но тогда мне, получается, надо заниматься просветительской деятельностью? А у меня не хватит ресурсов голоса на то, чтобы одновременно и петь свои концерты, и с кем-то ещё много петь в быту. Да и не чувствую я себя морально готовой учить тому, что другие люди – настоящие фольклористы, посвятившие этому ВСЮ жизнь, умеют и могут гораздо лучше меня. Я, получается, лишь посредник. Я могу попытаться «включить» людей, открыть им глаза, заинтересовать – а дальше вести не могу, я такой же путник, как они.
Похожа, по-моему, роль Сергея Старостина. Я внимательнейше изучила многие его диски, совместные с разными музыкантами. Мне нравится, и очень интересно, но со временем я поняла, что те же песни, которые я нахожу в архивах в оригинальном исполнении, пусть и некачественной записи, производят на меня многократно большее впечатление. Такова роль популяризаторов – они лишь этап в восприятии, они дают доступную, обработанную для восприятия версию. Её с радостью принимают неподготовленные зрители, но кто идёт дальше – понимает, что это далеко не всё.


Конкретные предложения
По-моему, ETHNOLANDу надо чётче сформулировать свою позицию: какой это фестиваль? Рок? Поп? Этно? World music?
Позиция «соберём всё, что сможем, кому-нибудь – да понравится», или, как красиво говорят китайцы, «пусть растёт каждый цветок» - бессмысленна. Вместо разнотравья махровым цветом вымахивают сорняки. Нечто тонкое и изысканное приходится охранять и культивировать, да и соберёт оно, может быть, не так много народу.
Всегда надо учитывать, что люди, слушающие попсу, - не компания людям, слушающим рок. Бессмысленно пытаться собирать их в одном месте – не поедут ни те, ни другие. То же с людьми, слушающими рок типа «Нашего радио» и слушающими этно – они так запросто не соберутся в кучку. Тех, у кого тонкие уши, грубо травмируют вторжения примитивной (и, как правило, более громкой) музыки. И обратное верно: кто вскормлен музыкой младших духовных классов, скучают и засыпают, когда встречаются с высшей математикой. Они не слышат знакомых мелодий и привычных ударов ритма по голове – вспомните водителя автобуса из начала моего повествования. Я не брошу в них камня, процессы на земле идут одновременно, тут присутствуют души разного возраста и все они одинаково дороги Создателю. Вы же не требуете интегралов от первоклассника?
Люди делятся на тех, кто хочет услышать повторение старого, раскрученного, запиленного, и тех, кто ищет что-то новенькое. Догадайтесь с трёх раз, каких больше?
Люди делятся на тех, кто хочет потреблять готовое и кто хочет творчески участвовать сам.
Удовлетворить всех одновременно не удастся. Определитесь, на кого именно вы рассчитываете свой фестиваль?
Формат «Нашествия» - драйв, плюс ежедневная раскрутка в эфире, плюс пиво – уже занят. Если хочется повторить, тогда надо завести собственное радио и систематически сотрясать эфир своим музыкальным выбором. Это обязательно даст свои плоды. Совет не такой уж праздный. В любом случае, стоит заручиться поддержкой телевидения или какого-то другого масс-медиа.
Более сложный путь – фестиваль для людей, ищущих новое, тонкое, творчески подходящих к миру и своей роли в нём. Их уровню гораздо труднее соответствовать. Надо быть в курсе всего лучшего и нового. Надо иметь собственный хороший вкус и высокую информированность. При этом неизвестно, как это окупится коммерчески. Скорее всего, этот слой людей не так финансово урожаен и, совершенно точно, он количественно тоньше. Если пойти по этому пути, то стоит дружить, скажем, с клубом «Дом», в чей маленький и слабо оборудованный зальчик не гнушаются постоянно приезжать великие этно- и авангардные музыканты со всего мира. Может быть, стоит доверять вкусу Диброва или Чепарухина, либо найти каких-то других музыкальных экспертов, вызывающих доверие и уважение.
Кроме того, надо категорически отказаться от манеры верстать программу в последнюю неделю. Зрители не соберутся, если не знают заранее, что ТОЧНО их ожидает. Как ни крути, едут всё же «на музыку». Программу, хотя бы хэдлайнеров, надо знать минимум за три месяца и сообщить об этом всюду, где можно. На баннерах и стикерах обязательно должны быть имена и названия главных выступающих, хотя бы мелким шрифтом.
И ещё вопрос: всё-таки – можно алкоголь на фестивале или нет? Это принципиально. Если да – тогда будет алкогольная прибыль, но будет и пьяный угар. Приличные люди, услышав об этом, просто не поедут. Зато неприличные – добро пожаловать. Придётся усилить охрану и удесятерить природно-восстановительно-уборочные мероприятия после фестиваля. Тогда музыку можно сделать самую тупую и не переживать. Только, скажем, я уже на такой фестиваль не поеду.
Ежели всё-таки БЕЗ алкоголя – то тогда решительно и всерьёз. Предупреждать (а может и проверять) всех входящих, разобраться с близлежащими алкогольными точками, чтобы не торговали. Решительно и очень внимательно пресекать нелегальную торговлю на территории. Проследить, откуда на фестивале берётся алкоголь, и прикрыть все лавочки. Может быть, не разрешать вторичный вход на фестиваль по тому же браслету? Иначе люди просто садятся в машину, закупаются на стороне – а вы получаете пьяную публику, пустые бутылки на поляне и битые – в речке, и прибыль от этого безобразия в чужих карманах.

Более мелкие предложения
Для спонтанного самовыражения людей – песен, плясок, перфомансов нужно сделать площадку (а может и не одну), в самой ближайшей доступности относительно основных путей зрительских масс. Площадки должны быть акустически защищенными от звуковой атаки большой и прочих сцен. Чтобы концерт и настройка не мешали тем, кто хочет сам петь, и наоборот. Такие места найти можно. Например, на балконе второго этажа большого шатра. Подзвучка, аппарат, администрирование там не нужны. И это совершенно не должно выглядеть как сцены. Просто невысокие и просторные деревянные подиумы.
И, кроме того, нужно найти в себе крупицу внимания, чтобы проследить, какая музыка звучит по трансляции в лагере. Это точно не может быть радио. Но и один и тот же диск крутить не стоит – после того, как спохватились и выключили радио, его место занял ОДИН диск, и я наверное сто раз услышала песню «Волги». Может быть, стоит подготовить для трансляции специальные диски из музыки участников фестиваля и близкой по духу. А во время концертов включать в трансляцию звук со сцены. А то находящиеся внизу в жилом секторе люди часто не имеют представления о том, что идёт сейчас на концерте фестиваля.
Ну и не договориться ли всё же с руководителями транспортного отдела, чтобы в автобусах, везущих артистов и зрителей на фестиваль, не звучала посторонняя музыка, а была специально подобранная, родственная фестивалю. Думаю, тут можно найти разумный компромисс, чтобы водители «не засыпали», но и чтобы наш слух это не уродовало.

Пример удачного фольклорно-ориентированного фестиваля
К наболевшему вопросу о фольклоре. Нужен ли он людям? Этой весной я впервые была на организованной группой увлечённых русским фольклором энтузиастов-реставраторов церквей Бакшевской масленице. И обязательно теперь поеду ещё. Почитайте про неё здесь: http://www.rozhdestvenka.ru , раздел Масленица. Сейчас почему-то раздел не открывается, но вот ещё несколько из множества ссылок по теме:
http://stalker.fizteh.ru/reports_other/maslo.html
http://jonesmsu.narod.ru/maslo/mindex2.html
http://vladimir-pesnya.livejournal.com/51414.html
http://kairwendis.livejournal.com/51461.html
Так вот, моему восторгу не было предела. Собрались тысячи людей. Совершенно не было агрессии, драк и почти не было пьяных. Люди приехали с детьми, жгли костры, пели хором, водили хороводы на снегу, штурмовали снежную крепость. Мужики сшибались стенка на стенку и в кулачных боях, но всё это было совершенно позитивно и очень радостно. Праздничное действо было некоммерческим и неразрушительным для природы. В этой обстановке был совершенно уместен русский фольклор, звучавший абсолютно всюду. Приехали (просто так, без денег) многие коллективы, остальные подпевали и слушали с восторгом. Атмосфера была наэлектризована праздником - искренним, незаорганизованным. Мы совершенно не замёрзли на свежем воздухе, потому что много двигались. Люди вели себя разумно. Место масленицы не разглашается в рекламе, а передаётся из уст в уста. На сайте Рождественки есть очень правильный манифест, в котором объясняется происходящее и формулируются его основные правила и принципы. Например:
Бакшевская масленица
- это праздник людей, которым дорога история России, ее традиции, ее природа. Людей, которые любят работать и умеют отдыхать.
- наш принцип – «Относись бережно и с любовью ко всему хорошему, доброму и красивому, что тебя окружает, – к памятникам, к природе, к людям, по возможности, сохраняя и приумножая добро и красоту на земле.»
- любим фольклор, народные песни и игры. Скуки не любим.
- это праздник внутри каждого из нас. Здесь никто никого специально не развлекает. Сюда приезжают люди, которые сами умеют веселиться. Веселиться цивилизованно. А скучно, как известно, бывает только скучным людям.
– это праздник чистый. Лес – место священное. Мы придерживаемся правила «ПОСЛЕ ТЕБЯ ЧИЩЕ, ЧЕМ ДО ТЕБЯ», поэтому мусора за собой не оставляем, стоянки убираем, живые деревья не рубим.
Обращаемся ко всем, кто разделяет наши принципы: помогайте устроителям провести праздничное действо весело и безопасно!
Вовлекайте в праздник впервые приехавших, недопонимающих, скучающих, растерянных!
...Далее – подробно ход праздника, полезные советы, контактные телефоны.
Почему бы не воспользоваться этим опытом?

Остальное
Можно многое добавить, но уже писать хватит. Про рок, звучавший вечерами с большой сцены, писать не буду, тут всё более-менее понятно и предсказуемо. Из выступавших групп особенно понравился «Нагуаль», видела их впервые, а диск уже слушали на тренинге под занятие с большим удовольствием.
Я загорела, накупалась, надышалась воздухом, напелась до хрипоты, наплясалась до упаду, пообщалась с кучей людей, хочу ещё.
Технические и организационные накладки – дело житейское, рано или поздно утрясётся. Большое спасибо ETHNOLANDу за то, что всё это было. Готова в будущем им помогать, если это возможно. А вот насчёт идеологической стороны – я хочу, чтобы меня услышали. Я написала этот текст, вот что на сегодняшний день могу сделать конструктивного, чтобы улучшить ситуацию.

Tags: наши архивы, фольклор
Subscribe

  • (no subject)

    20 мая 2005 мы сыграли шансон-концерт на O2ТВ. И эта запись сохранилась! Присаживайтесь поудобнее, готовьтесь провести интересный вечер. А 27…

  • Видеоотчёт

    Рада вам представить красивый видеоотчет с концерта «Триптиц». Праздник, правда, опять омрачен нападением роботов - цыганскую народную…

  • Череповец

    Мы в Череповце! Концерт в Камерном театре в 17 ч! Найдите десять отличий!

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments

  • (no subject)

    20 мая 2005 мы сыграли шансон-концерт на O2ТВ. И эта запись сохранилась! Присаживайтесь поудобнее, готовьтесь провести интересный вечер. А 27…

  • Видеоотчёт

    Рада вам представить красивый видеоотчет с концерта «Триптиц». Праздник, правда, опять омрачен нападением роботов - цыганскую народную…

  • Череповец

    Мы в Череповце! Концерт в Камерном театре в 17 ч! Найдите десять отличий!