Ольга Арефьева www.ark.ru (olga_arefieva) wrote,
Ольга Арефьева www.ark.ru
olga_arefieva

Category:

Дьявольская музыка?

Тут в комментах к видео с рокером, аранжировавшим речь огненного пастора, аж двое написали «дьявольщина».
Вот давно задумываюсь в таких случаях: а по какому признаку? Много эмоций? Электрогитара?
А дьявол точно самый эмоциональный и играет на электрогитаре?
Что-то люди всегда хотят упростить, чтобы в жизни всё было понятно. И влипают в ошибочные классификации, которые иногда просто дурь, а иногда дорого стоят человечеству.
Например, хотят найти признак, по которому удобно было бы музыку разделять на богоугодную и вредоносную.
Может, этот признак - инструмент?
Гитара вот раньше была плохая, потому что мещанская. В старых фильмах положительные герои с хорошими лицами трудятся у станка, а отрицательные с бантом на гитаре разгуливают в парке и с гнусными улыбочками поют. Поют, панимаешь!
Потом вроде гитару реабилитировали, на ней же Баха сыграть можно. Но и в подворотне вопить «а мы пошли, зарезали троих» тоже можно.
Неудобно как-то, сложно. Неоднозначный инструмент. Но Бах.
Может, корень зла - электрогитарная примочка?
Включил примочку на гитаре, зажужжал – и сразу получилась дьявольская музыка? А почему она тогда красивая и талантливая?
А куча игравших чуваков безвременно померла - от Джими Хендрикса до Моррисона! Значит, это вредная музыка, раз музыканты мрут!
Да время показало, что музыка-то гениальная и духоподъемная. И оставила нам пласт культуры, настоящей, без дураков.
Но не у всех получилось, кто взял в руки электрогитару.
Была куча попыток, которые не удались. Парней, которые включали гитару ради девчонок, но не были талантливы. Много всходов не стали деревьями и не дали плодов, а некоторые и не были всходами.
Опять непросто. Но взять и всех расстрелять/запретить/выкорчевать - нифига не решение. Потеряем высшие точки двадцатого века.
А точно сатанизм - петь про любовь? Вроде нет. А про секс? Хмм... А кто, извините, нас сделал двуполыми? И вообще, от секса рождаются дети, в том числе без него не появились бы те самые пуритане и ханжи, так желающие всех кастрировать.
И, кстати, кастрированную музыку что-то мало хотят слушать. В ней нет огня и перца, в ней нет страсти и энергии. Не признаки же сатаны - огонь и перец, страсть и энергия? Это жизненная сила человека, без которой он овощ. Кстати, в овощах, как таковых, тоже есть энергия и страсть, и вообще они размножаются половым образом.
Вроде некоторые думали: вот христианская музыка - хорошо, остальная - плохо. Вдруг поможет так думать.
Чуть отвернулись - появилась толпа христианских групп, играющих с примочками нечто точно так же рычащее и сложно-ритмичное, но позитивное, проповедническое, одобренное пастором и церковной цензурой.
Кстати, в проповеди по ее сюжету всегда есть место сильным деструктивным эмоциям - там где надо обличать, грозить небесными карами, возмущаться злом и призывать на священную борьбу с ним.
Сказки без Бабы Яги не бывает, вот что я вам скажу, она - главный двигатель сюжета.
Не получится держать сплоченной церковь на одних сладких «как здорово, что все мы здесь сегодня собрались». Внешний и внутренний враг - пружины пьесы.
А всё искусство, в том числе искусство ритуала, подчиняется законам пьесы. Нагнетание напряжения - катарсис.
Да и жизнь такова.
Нарастающий голод - и обед.
Страх и победа, боль и утешение, усталость и отдых, потеря и обретение.
Нас закинули в игру с такими правилами.
Так человек вообще функционирует.
Вот вроде орга’н. Благородный гигантский инструмент. Кит среди мелких рыбок. На нем играют мессы.
Но появились страшные «сатанисты» в черных плащах, напустили театрального дыма и стали устраивать перфоманс с рогами и пятиконечными звездами (напомню, нашим символом революции). При этом грандиозно, величественно и устрашающе играя на том же органе.
Блин, у их органиста, оказывается, консерваторское образование и недюжинный талант! Музыка мигом во всех мыслимых топах. И, что интересно, слушают ее довольно клевые парни, хоть и все в татуировках. Которые работают, водят машины, нянчат деток и двигают интеллектуальные и физические виды деятельности не с меньшим (а часто с большим) талантом, чем скучные постные ребята. И вообще, между мессой и рок-концертом внезапно обнаруживается почти абсолютное сходство приемов, драматургии, композиции и темпоритма.
Итак, чарующие звуки органов и хоралов с одинаковым успехом применяются и в церкви, и у страшных-ужасных рокеров в черных капюшонах.
И у нас опять не получилось понять, какая музыка дьявольская.
Вот какая красивая - понять можем, хотя каждый делает это относительно субъективно. Всё равно у вкусов столь многих разных людей совпадения есть, они частично выражаются количеством проданных пластинок, а также десятилетиями, а то и столетиями любви к произведению.
Но люди же такие ненадежные - их надо охранять, чтобы не то не полюбили!
Как удобно было бы: определённый звук - сразу знаешь, ангельская или дьявольская музыка.
И был бы такой магазин дьявольских примочек.
И напротив - ангельских, с белыми стенами и розовыми ангелочками на взбитых шторах.
Хозяин, конечно, один и тот же, поставщики те же, заводы одни и те же. Только в одну ходят приличные подстриженные бюргеры, а в другую патлатые нигилисты.
И чтобы на клавишных инструментах библиотек звуков маркировались черная зона и белая.
А ведь есть еще музыкальные интервалы. Гармоничные квинты и октавы и дисгармоничные секунды и тритоны. Кто играет тритонами, того сжечь.
А давайте подумаем: если клавиши есть - их кто-то нажмет, так ведь? Хоть тайком. Фиг их запретишь. Они же все на одном рояле. И у жизни, как у рояля, тоже много клавиш, есть высокие и низкие звуки, есть комариный писк, грохот гор и человеческий голос посередине. Нельзя вырезать из нее ничего без ущерба для всего творения.
Не получится.
Но можно обзывать одну музыку плохой, а другую хорошей только например за костюм и дым. Не слушая, как и что играют, насколько свежа музыкальная мысль, интересны гармонии и точны ритмы.

Зато запретную музыку играют ровно потому что любят.
А навязчиво рекомендованную, добровольно-принудительную - потому что кто-то заставляет.
И вот первая, дикая, получается живой и настоящей. А вторая, насильно культивируемая, унылой, имитированной и мгновенно разлагающейся на плесень и липовый мед при отсутствии внешней принуждающей силы.
Ой, плохо на гитаре с примочкой играть. Зато живых людей сжигать и резать частенько велит воображаемый злой бог. И благочестивые прихожане тех и иных жрецов это веками с удовольствием делали.
За не ту внешность, чрезмерную красоту или уродство, родимые пятна, независимое поведение, попытки помогать при родах, попытки облегчить участь больных. Или просто так. Садизм, фанатизм, жестокость, глупость, интриганство и ныне не мешают многим людям искренне считать себя духовными камертонами.
А музыка - что музыка? Масштабные крупные переживания, сильные эмоции, описания войн, природных катаклизмов, глубоких чувств - понадобятся интенсивные и величественные звуки.
Нечто маленькое и хорошенькое пригодится для бабочек, капелек и снежинок. Но и для фильмов ужасов, где в полутьме подозрительное медленно открывается странная шкатулка.
И та, и другая музыка отличается только уместностью своего применения. И та, и другая - просто физическое колебание, набор волн. Раскрывается она только в человеческом сознании.
Разница состоит в том, талантлива она или нет. А еще в том, какие люди и что с ней делают.
И оба этих признака исключительно в головах и сознаниях. Нету физической или математической линейки. Талант можно померить только субъективным впечатлением, мнением экспертов и цифрами раскупленных тиражей. Все эти способы ненадежны.
Слащавенькая улыбчатая музыка в розовом тоже бывает блевотинкой.
Страшные ужжасные ребята с сильными эмоциями и эпатирующими жестами оказываются талантливыми сукиными сынами, остающимися навеки в культуре.
И наоборот.
Солдату музыка помогает стрелять в живых людей, палачам-омоновцам - месить в мясо прохожих.
Но музыка же помогает распрямиться жертвам насилия и оказать сопротивление.
Она же помогает раскрепоститься зажатым и прыщавым и стать из гадких утят лебедями.
Она объединяет одиноких.
Укрепляет неуверенных.
Делает счастливыми несчастных. Пусть на время.
Делает тонкими грубых. Пусть на время.
Красивым дает показать свою красоту. Благородным и смелым помогает совершить свой подвиг.
Да она просто работает как усилитель чувств и качеств самого человека!
Делает проявленными непроявленных!
Один ритм не лучше другого.
Один - для веселья, другой - для грусти, третий - вертеть попой, четвертый - идти на подвиг.
Один звук не хуже другого. Громкие и тихие, мелодичные и скрипучие.
Одно сочетание звуковысотных знаков... отличается от другого! Сильно. Это информационные структуры, которые называются мелодиями, а также мелодическими крюками, гармоническими последовательностями. Возможно, мы на Земле в том числе чтобы создавать и пропускать их сквозь себя.
И вот они бывают хорошими и плохими.
Но только субъективно.
Банальными и оригинальными.
Субъективно.
Зависит от знания первоисточников и вообще слухового и эстетического опыта оценщика, наличия и глубины этого опыта.
Мелодии бывают неинтересными и гениальными.
Цепляющими навек или растекающимися как бессмысленное мыло.
Опять же для конкретного сознания на своём уровне.
И что же по-вашему - дьявольщина?

На мой взгляд, дьявола нет. Начнем с этого.
Но существует субъективно деструктивная, отвратительная, вредная и бессмысленная музыка. И существует не в природе. Она такова только в сознании человека. А так как все сознания разные, тут нельзя назначить виноватой никакую музыку.
Если дьявол в фальшивых и неритмичных нотах - так нет, родители всегда будут умиляться своим деткам, не попадающим в мелодию. И это так мило и в целом безвредно.
Может, дело в сложности и простоте?
Нет, есть плохая и никому не нужная сложная музыка, а есть хорошая сложная. Есть примитивная, но востребованная. И примитивный треш, достойный только упасть в помойку.
Гениальное просто. Сложное тоже бывает гениальным.
У кого какая голова, в конце концов, и для каждого свой материал, которым ее надо кормить, чтобы она испытала экстаз.
Тогда в чем?

У меня есть мой личный ответ, не претендующий на всеобщность. Но он может не всем понравиться. Когда музыка вторичная, морально фальшивая, сделана по принуждению, без любви и интереса, когда она не ценное событие для пишушего и исполняющего - тогда она плоха.
Пустить пыль в глаза, оформить показуху, сделать мероприятие для галочки. Музыка для вранья. Для промывания мозгов, для лживой попаганды. То есть опять, не сама музыка, а ее применение, ее работа в голове слушателя и исполнителя.
Что такое пошлость? Не в сексуальном смысле, а в культурном. Вот плоха в музыке ровно она. Пошлые мероприятия, и неважно, в габардиновых цветочках, с патриотичными флажками, или в чорном-чорном.

Кстати, чаще всего пошлой является именно «музыка добрых намерений» - когда она вымучена и сфальсифицирована, потому что перед начальством выслужиться надо.
А вот нигилистами, вызывающе одетыми и играющими, чаще всего бывают молодые люди под влиянием довольно искренних, хотя не всегда позитивных, порывов.
Они хотят именно чтобы не было фальши. И, кстати, часто готовы смело заглянуть в себя. И поговорить без цензуры о том, кто есть человек, и что он чувствует, в том числе, в темных табуированных зонах. Которые в итоге оказываются вовсе не злом, а спрессованной запретами и умолчаниями энергией, и ее, как выясняется, можно и нужно сделать своей и по итогу пустить на благо и развитие себя и человечества.
Нигилисты же, кстати, рвутся просветить и картонные институты ханжеского благополучия на предмет честности или трухлявости оных. Это невредно делать, и это регулярно происходит при каждой смене поколений. Обновляет, освежает, проверяет на вшивость.

А правда ли противоположное - что музыка, сделанная с любовью и страстью всегда хорошая и честная?
А вот тут-то ответа и нет. Это условие необходимое, но не достаточное. Много графоманов и психически неадекватных людей думают, что занимаются музыкой. Много носителей маний величия, чудаков, не владеющих элементарным, но уверенных в праве на славу и признание. Много нарциссов, занятых картиной «я в музыке», не любящих саму музыку. Много тех, кто пытается что-то поиметь, вместо того, чтобы вложить. При этом понимание музыки может колебаться от крепкого ремесленничества до полной некомпетентности. Результат тоже будет от полного треша до середнячковой поделки.
Если результат, хоть кривой, но цепляет сердца - значит искра в нем есть. И это не поделка. Мы все любим в музыке именно эту искру. Божественный отсвет. У жрецов на него нет монополии. Искра бывает у них, а бывает у лохматых парней с гитарами. И у скучных очкариков, играющих на сцене сидя с гитарой, тоже бывает.
Она бывает совершенно в разной внешней упаковке.
И да, Роллинг Стоунз живее всех живых и продолжают совершать свои непристойные телодвижения, которые внезапно диво как хороши. Потому что музыка - про жизнь а не высушенный апологетами намордников суррогат.
И смерть тоже про жизнь. И боль, и исцеление - тоже про жизнь.



Tags: музыка, общество, психология
Subscribe

  • Наши концерты

    Мы плывем с Леной в лодке недалеко от берега. Сегодня уезжаем из какого-то места вроде дома отдыха, надо начинать собираться. В воздухе над водой на…

  • Розыгрыш

    Сейчас мы хотим предложить вам попасть на наш концерт народных песен проекта «Триптиц» бесплатно. Идея такая. Вы пишете на своих…

  • Вьюн над водой

    В преддверии наших народных концертов смотрите съемку с репетиции. Проект "Триптиц", Вьюн над водой. Не забудьте про лайки, комменты и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments