Ольга Арефьева www.ark.ru (olga_arefieva) wrote,
Ольга Арефьева www.ark.ru
olga_arefieva

Categories:
У меня в комментариях спросили как некую самоочевидность - когда я пойду в Старый город Иерусалима закупать себе крестиков? И я отследила свою реакцию - это было удивление и даже где-то отторжение. Мне не нужен крестик с того вооруженного рынка, в который превратился Старый город. Там все пропитано ярой туристической торговлей. А внутри храма - напряжением, дележом и враждой. Это ужасно далеко от того, что имеет смысл в этом мире.
Мне не нужны святые игрушки. Хотя я пою песни про Иерусалим и поклонничков на Божией горе. И в тот момент, когда я их пою, я ощущаю полнейшее присутствие в высоких и трепетных мирах.
А сейчас я в настоящем, не воображаемом, Иерусалиме. И самое прекрасное здесь - люди и события, жизнь как она есть. Открытая, полная экзотических деталей - жизнь таких же живых людей, которые рождаются и умирают, любят друг друга, волнуются о будущем, влюбляются и хотят выглядеть лучше, боятся быть одинокими, тянутся участвовать в жизни и общении, покупают помидоры на рынке, обнимают своих детей и волнуются за стареньких мам.
Святые игрушки ценны, неприкосновенны и священны ровно в той степени, в какой люди накачивают их своим воображением. Люди сами нуждаются в том, чтобы иметь фетиш, вокруг которого можно собирать свое религиозное или воодушевленное чувство. Люди сами себе создают священные предметы из обычных материалов. А потом сами же вокруг них вращаются с поклонами, ритуалами и плясками. Это работает до тех пор, пока участник игры искренне способен верить в то, что сувенирчик из лавки, а может дорогой позолоченный архитектурный шедевр - это по-настоящему священный предмет, а не игрушка. Товары духовного рынка рядятся под священное, но на деле являются то искусством, то бизнесом, то способом улавливать людей и захватывать над ними власть.
Игра продолжается ровно до того момента, пока участники способны удерживать серьезное отношение к предметам своего культа. Как в детской игре в «магазин» зеленые листочки являются деньгами только до тех пор, пока дети увлечены игрой. Потом малыши переключаются на другое, им надоедает, или мама зовет обедать. И только что бывшие страшно ценными красиво разложенные на земле инсталляции из камешков, пробок и головок одуванчиков ворошит пыльный ветер и топчут прохожие собаки.
Означает ли это, что игра была бессмысленна? Конечно, нет. Люди через специальные материальные предметы и красивые выдуманные священнодействия пытаются выразить свою потребность в сверхъестественном, свое распирающее и мощное ощущение того, что в мире существует нечто, выходящее за рамки быта и материи. Оно и правда существует. Только не собрано в специальных предметах, костюмах, блюдах и зданиях. В эти фокусы собрано только воображение. Которое, кстати, обладает определенной силой в нашей реальности.
Но упираться в священность придуманных самими же вещей, устраивать войны с теми, у кого предметы другие или их нет, уничтожать, унижать, подвергать гонениям, насилию и остракизму тех из «своих», кто не поддерживает увлекательную групповую игру в священное - это плодить бессмысленное зло вокруг мертвых ритуалов. Почему я так уверена, что они мертвые? Потому что они живы только когда наполнены любовью. А когда ненавистью - они или умирают или получают противоположное направление, становятся поклонением злу. Чтобы перевернуть смысл мессы - не надо переворачивать крест и читать молитву наоборот. Тот, кто проводит ее со злым, корыстным, загрязненным сердцем, кто совершает ритуал с низким мотивом - тот служит тому, о чем _на самом деле_ думает. Что лежит на сердце, то будет и в молитве. Если сердце полно любви - ритуал оживает, если нет - молитва, пусть из самых красивых слов составленная, сгнивает на лету. Повторяя тысячу раз «бог», но действуя со злобой, завистью и корыстью человек получает службу наоборот. И так целые системы торжественных ритуалов прогнивают изнутри и превращаются хорошо, если в пустышку. А то и в загрязняющие землю и отравляющие наивные души ядовитые помойки.
Зато второе следствие из этого наблюдения хорошее. Высокое переживание не нуждается ни в чьей санкции и ни в чьих правилах и порядках. Если оно у тебя есть в сердце, то твоим храмом станет любое место, где ты испытываешь высокое чувство. Твоей молитвой станет любое стихотворение, которое воспламеняет твое сердце. Твоим псалмом будет любая песня, от которой ты полон любви и красоты. В том числе и уже существующие храмы, псалмы и молитвы разных религий. Но и без них всё получается, если ты сам есть у себя, и если твои чувства настоящие.
Люди очень хотят простых ярлыков «свой-чужой», «добро-зло». Но в этом мире ярлыки не работают так запросто. Будучи небрежным в этом вопросе можно не заметить, как тебя втянут в грязную войну или ложные взаимоотношения те, кому охота воевать и выгодно разделять и властвовать. Нет простого знака «настоящее-подделка».
Приходится искать, собирать, проверять сердцем, передавать из рук в руки как величайшую ценность настоящие песни, настоящее творчество, настоящие события. И настоящие священные переживания - которые только здесь и сейчас. Завтра придешь - а там ложь.
Ничего, мы создадим много нового и прекрасного.
И, конечно, меня ужасают и коробят люди, которые способны ненавидеть человека за «не ту» религию, национальность или культуру.
У меня на фб френды проверенные. А вот в группе в контакте в ответ на мои отчеты с поездки вылезли бытовые антисемиты и черные злобные люди с пропагандой расовой и религиозной ненависти.
Они уже забанены и удалены.
Но еще раз хочу сказать: граница проходит не по странам. Она проходит по душам и мозгам.

PS: Если кто-то воспримет этот текст как команду начать разжигать религиозную или национальную рознь - мы с ним немедленно распрощаемся. Этот пост - лакмусовая бумажка.



Поучительная история о воображаемом паломничестве
благочестивого барона и его слуги, столь бесславно,
хоть и прекрасно закончившемся.

Один средневековый барон
Со своим верным слугой
Решил совершить паломничество
К далекой Святой Земле.
В пути они рассуждали
О весьма высоких предметах,
На самом деле, кружа вокруг зáмка
И не удаляясь от него.

О, Иерусалим,
Святая земля!
Далёко он или рядом –
Не знаем ни ты, и ни я!
Налей-ка вина!

Через неделю похода
Они уже были далёко,
Проходя через реки и горы,
Пашни, луга и леса.
Но вдруг на лесной дороге
Они увидали младенца.
Орущий сверток разрушил их планы,
Поставил под угрозу игру.

Что делать слуге и барону?
Взять младенца, прервав поход?
Или всё же двигаться дальше
К далекой Святой Земле?
Правила игры были твёрдыми,
Но сердца их смягчились и дрогнули:
Они подобрали младенца
И бесславно вернулись домой.

А там их ждал Иерусалим –
Святая земля!
Далёко он или рядом, –
Не знаем ни ты, и ни я!
Налей-ка вина!

(C) Ольга Арефьева
Tags: общество, психология, путешествия, телеска и духовка
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Розыгрыш

    Сейчас мы хотим предложить вам попасть на наш концерт народных песен проекта «Триптиц» бесплатно. Идея такая. Вы пишете на своих…

  • (no subject)

    Вчера мне друг прислал скриншот из открытого поста в хипповой группе. И я ему немедленно в личку ответила, что я думаю и знаю про это дело. Притом,…

  • Вьюн над водой

    В преддверии наших народных концертов смотрите съемку с репетиции. Проект "Триптиц", Вьюн над водой. Не забудьте про лайки, комменты и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments