Ольга Арефьева www.ark.ru (olga_arefieva) wrote,
Ольга Арефьева www.ark.ru
olga_arefieva

Category:

ЧерноеНЕБОбелое

Я уже писала, что среди нас ходит гений. Невзирая на свою открытость, человек, совершенно замкнутый на свои иномерные пространства. Его спектакли - очень страшные путешествия, в них ни грамма быта и обыденности. Это не приятный отдых, только вы забудете тысячу вечеров с милым хорошим театром, но не забудете эти аскетичные возвышенные и вынимающие душу походы на край реальности. Вы выйдете, обнаружив, что идете то ли на ладонь выше, то ли ниже, но не по земле.
Из этого странного текста я не поняла ничего, но способ мышления. Смысл разъяснил лишь комментарий автора ниже.
Дмитрий Арюпин: "Затеял спектакль по книгам малых пророков собранных вокруг истории Ионы но как быть с актерами которых нужно выпотрошить до стерильной чистоты чтобы стихи Ветхого завета зазвучали в них без искажения и пошлой театральной глупости - а на самом деле они каждый раз возвращаются в обычную театральную среду и изменить это невозможно".
Тем, кто не знает ЧерноеНЕБОбелое, начать советую с похода в Эрарту на их известный спектакль "Игрушки Бертрана", который увидеть можно настолько редко, что пропускать нельзя ни в коем случае.
7 марта, Питер
http://www.erarta.com/ru/calendar/events/detail/8316eaa4-c8de-11e5-b5a9-8920284aa333/





Иов

Вопрос о том, как устроен прототип спектакля, который впоследствии, обрастая неизбежными житейскими деталями, как корабль ракушками и морской травой, доходит до зрителя. Я пробовал читать актерам короткие отрывки, прозу и стихи, из числа тех, которые выходят за рамки стиля, за пределы оценок «хорошо» и «плохо», когда сам текст без всякой актерской анимации вызывает мурашки. И, закончив, сразу просил воспроизвести. Получалась надпись на заборе, хуже, чем ничего. В любом спектакле, даже самом скверном, есть идеальный прототип, эйдос спектакля, и он всегда велик. Просто в хороших спектаклях воплощение лучше, чем в плохих.

Трудно выбраться за пределы устоявшейся картины театра с актерами-режиссерами- театрами-зрителями- критиками-репертуарами- рейтингами и т.д. Трудно очистить сознание от обиходных ритуалов и сконцентрироваться на объектах, не принадлежащих миру людей. Глазом моргнуть не успеешь, а мысли уже заняты чем-то практическим: что нужно сделать для спектакля, как ответить тому или иному болтуну, как организовать поездку или выступление. Как почувствовать, где ты ищешь существующее, но закрытое для глаза подводное течение, а где стараешься сделать выигрышный ход, зная, что та или иная корючка будет хорошо смотреться?
Петр, когда просил Иисуса не идти в Иерусалим, был уверен, что им движет лишь любовь, и только после того как услышал в ответ: «Отойди от меня, сатана», − почувствовал некую чужеродность в своих губах, почувствовал, что кто-то еще был с ним в этот момент и, ужаснувшись, бежал. Как отделить тщеславие, задетое самолюбие и гордость своими знаниями от стремления сделать шаг за пределы своих возможностей? Как отделить множество образов, собранных памятью и любопытством, от подлинных структур театра, проявляющихся в твоей работе? Нет никакого рецепта. Не может быть никакого рецепта. Потому что рецепт уничтожил бы твою личную ответственность. Рецепт уничтожил бы опасность существования − единственную гарантию того, что твоя работа действительно существует в этой самой эфемерной форме человеческой реализации.

Мне всегда недоставало в театре привкуса реальности, потому что вкуса реальности ткань театра просто не выдержит. Ее разрушали сотни неорганических условностей: отвратительные актерские голоса, неостановимые штампы динамики речи и динамики движения, штампы изобразительной композиции мизансцен, дрянное освещение, более-менее ничтожная музыка. В большинстве случаев и актеры, и постановщики не чувствуют принципиальной важности начала и финала любого фрагмента по сравнению со всем материалом, заключенным между этими точками. Именно поэтому театр существует от премьеры к премьере, от скандала к скандалу. Какой-то сплошной бенефис.

Я боюсь высоты, поэтому я пробовал встать на край крыши, чтобы впустить этот страх в себя на правах хозяина. Я боюсь смерти, поэтому ходил в морг, чтобы вся эта страшная требуха, которую мы постоянно носим в себе, стала фактом моей жизни. Жестокость, которую я по большей части встречаю в спектаклях, имеет в основе какую-то отвратительную смакующую черту. На первый план выходит эстетическая оценка: либо стремление покрасоваться в деталях, либо шокировать в деталях. Обе эти стороны на самом деле представляют собой одно, как в садомазохистском комплексе.

Жестокость, которая органично присуща театру (а ему во всех его формах присуща жестокость), совсем иная. Театр жесток, как абсолютное зеркало, ничего не скрывая и даже приближая и ставя во главу угла те стороны существования, которые человек стремится от себя отодвинуть. В этом зеркале человек видит себя в мире, который не создан для него. Это не гостиница «все включено», а абсолютна чужая ему среда, в которой он старательно прогрызает ходы. В этом зеркале человек видит свою смерть, которая в его мире отсутствует. В этом зеркале может отразиться разговор человека с Богом по-настоящему, как факт жизни, а не журналистская креативная идея.
Человек, как бы он себя ни жалел, привык относиться к своему здоровью, к своему телу, как к неотъемлемому праву. Любое, даже незначительное неудобство вызывает сильную эмоциональную реакцию. Что Бог может сказать такому человеку? Ничего. Живи. Встретимся − разберемся. Им не о чем говорить.

Чтобы прозвучали слова: «Где был ты, когда Я полагал основания земли? Скажи, если знаешь», −нужно, чтобы у человека в глазах была настоящая близость к пределу. Кто из актеров, кого вы видели в Москве, может стать Иовом? Возьмите список Топ-10 актеров Москвы, который дрейфует по ФБ и СМИ, как список самых красивых мальчиков в классе с парты на парту. Если ты не можешь услышать хотя бы эхом: «Ты хочешь ниспровергнуть суд Мой, обвинить Меня, чтобы оправдать себя?» − что тебе делать на сцене?

Если ты не о жестокости мира к человеку, превосходящей все его представления о возможном, его уязвимости и привязанности к собственному телу, ставишь спектакль, то зачем ты его ставишь? Съешь пирожное, займись сексом, сходи в баню, займись шопингом, мало ли способов доставить себе удовольствие.

По многом времени сказала ему жена его: доколе ты будешь терпеть? Вот, подожду еще немного в надежде спасения моего. Ибо погибли с земли память твоя, сыновья и дочери, болезни чрева моего и труды, которыми напрасно трудилась. Сам ты сидишь в смраде червей, проводя ночь без покрова, а я скитаюсь и служу, перехожу с места на место, из дома в дом, ожидая, когда зайдет солнце, чтобы успокоиться от трудов моих и болезней, которые ныне удручают меня. Похули Бога и умри.
Дмитрий Арюпин

https://www.facebook.com/dimitri.aryupin/posts/527602964087284
Tags: Терпитерпитер, ЧерноеНЕБОбелое, пантомима, смерть, сновидение, существа, танец, театр, телеска и духовка
Subscribe

  • Наши концерты

    Мы плывем с Леной в лодке недалеко от берега. Сегодня уезжаем из какого-то места вроде дома отдыха, надо начинать собираться. В воздухе над водой на…

  • Розыгрыш

    Сейчас мы хотим предложить вам попасть на наш концерт народных песен проекта «Триптиц» бесплатно. Идея такая. Вы пишете на своих…

  • (no subject)

    Вчера мне друг прислал скриншот из открытого поста в хипповой группе. И я ему немедленно в личку ответила, что я думаю и знаю про это дело. Притом,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments