June 7th, 2020

Кому бы вы открыли двери, а кого бы не пустили?

Мы по природе склонны быть вместе, мы семейные, общинные существа. Мы не хотим изолироваться, а стремимся к теплу, общению, доверию и совместности. Мы можем и стремимся открывать свои границы. Но не хотим, чтобы их нарушали. Такой парадокс. Открытая дверь хороша, когда в нее не ломятся с плохими намерениями. Или даже без них, но по факту ведут себя на вашей территории разрушительно. Общение хорошо, когда оно равноправное и добровольное.

Наше поколение с детства жило в мире, где на границы ребенка, сотрудника в коллективе, члена большой семьи многим было плевать. На нас орали, нас заставляли ходить строем. Нас наказывали всем классом, если провинился кто-то один. Хотя при чем тут я, если какой-то неприятный хулиган украл журнал? Когда подросли, каждый лез с вопросами «когда замуж?», «когда родишь»? Родственники входили без приглашения, начальники сексуально использовали подчиненных, у подъезда обсуждали длину юбки, за «не ту» сексуальную ориентацию вообще могли убить. Сейчас та эпоха отживает, хотя и цепляется за старые привычки.

Вопрос определения личных границ и уважения к ним стал внезапно заметен. Постоянно то там, то там пылают горячие дискуссии: что является частным делом, а где общество должно вмешаться? Чего один человек может требовать от другого, а чего – никак? Где начинается частная территория, а где кончается?

Право на свое тело, в том числе на ошибки – это личное дело? Право на аборт? На развод? На выбор одежды, решение, делать или не делать татуировку, устройство личной жизни по своему разумению, в том числе ошибочному? Можно ли решать, делать или нет прививки? Выбирать, быть веганом, мясоедом или вообще автономом? Это реализация личной свободы, или беспредел? Осуществимо ли сейчас в реальности право иметь нетитульную сексуальную ориентацию и не скрывать ее? Позволяют ли нам выбирать профессию, музыку, стиль жизни? Есть ли право спокойно остаться чайлдфри или быть многодетным без осуждения? Можно ли спокойно быть полным или худым, не подвергаясь повсеместной травле? Это вопросы, в которые раньше считалось нормальным вмешиваться почти кому угодно. Сейчас понемногу что-то меняется.
А вот изнасилование, в том числе «тихое», харассмент на работе и учебных заведениях, домашнее насилие, «воспитательное» избиение детей, репродуктивное насилие, ворованные диссертации и даже курение в общественном месте – теперь вовсе не личные дела. Они связаны с другими людьми.

А можно ли жить в лесу? Можно не отдавать детей в школу, где их унижают, оболваниваниют, буллят, им промывают мозги? Или вдруг без присмотра общества родители их будут мучить или вырастят маугли?
Как насчет "права" бросить детей, больного члена семьи или пожилых родителей?
А что с правом иметь токсичные взгляды и их пропагандировать, быть агрессивным и неумным, быть опасным, грязным и шумным?

Еще очень интересен вопрос прав психических больных.
И есть ли у человека право быть наркоманом?

До какой степени общество может запускать щупальца к нам в карманы, переписку, мозги, тело? Где правильное вмешательство, а где тоталитаризм и насилие?

Что мешает вам быть к людям открытыми?
Какие вы знаете стереотипы, которые сейчас меняются?
Кому бы вы открыли двери, а кого бы не пустили ни под каким видом?

Кстати, не является ли это, по-вашему, несправедливостью, дискриминацией - что вы каких-то людей хотите видеть и впускать в свое поле, свой дом, а каких-то обходите за сто километров и стараетесь оградиться по максимуму?

Как с такими людьми быть обществу, социуму, человечеству и частному лицу?

Тут больше вопросов, чем ответов. У меня их не сказать, что густо.