December 23rd, 2019

А был ли мальчик?

Я в жизни была однажды человеком, которого некто шантажирует своим суицидом. И, знаете, больше не хочу. Ощущение непередаваемое. Мой бывший бойфренд хотел того, что ему не полагалось ни по каким правам. Он требовал, чтобы я вернулась, иначе посуцидится. А я не хотела с ним больше иметь ничего общего. Мало того, я тупо его боялась: он преследовал, оскорблял меня, обзвонил с жуткими (конечно истерически накрученными и лживыми) звонками всех общих знакомых. Так кстати я незадолго до расставания сдуру переписала ему на всякий случай многочисленные телефоны. Он угрожал мне убийством и держал в углу, приставив нож, когда смог «накрыть» в общежитии в другом городе. Когда я сбежала, и это отдельная страшноватая история, он обрушил на меня через общих знакомых угрозы суицида.
И да, он не имел ни малейшего права на мою жизнь и мои решения - по глубокому моему убеждению и на тот момент, и сейчас. И вообще это история не про любовь, а про власть, надеюсь, вы догадываетесь. Я отняла у него власть над собой, этого он не готов был принять, так как искренне считал меня своей собственностью. И тут собственность взяла и ушла. Это как квартира бы из-под ног ушла. С мебелью и прислугой вместе.
Но суицид - это страшная угроза. И я реально консультировалась с кем могла, чтобы понять, что делать. Разговор был такой: истерик? На публику работает? Значит ничего он себе не сделает. Это просто шантаж.
И я проявила черствость. А может жесткость. Послала его подальше с его угрозами. И с ним ничего не случилось. Утешился и нашел другую он прямо моментально. Хотя угрожал мне еще долго.
Этот опыт сейчас во мне явно аукается: нулевой из меня помогальщик-спасатель. Как только чувствую манипуляцию, как только чувствую, что появляются чьи-то притязания повесить мне на шею ответственность за свою неудавшуюся жизнь и заставить меня спасать-спасать-спасать, меня это резко бесит и я обрубаю контакт. Это выглядит жестко, но это итог моего опыта.
Так было когда знакомый набирал кредиты. У него была натуральная истерика, когда я ему прямо высказала, что я думаю об этом. Но вылил ее он не на меня, я на общего знакомого, на меня боялся. Зато ему он час орал в телефон, какая я сука, как я унизила своим неверием в его радужные затеи жить не по средствам. Как безжалостно я острым пальцем указала на все его болевые точки и дыры в логике. Зато потом, когда он предсказуемо не смог платить по счетам, он начал отчаянно доставать меня звонками во всех городах с просьбой выручить и спасти. Но я не вписалась в его игры с огнем, а послала туда, чем он думал, когда хватал кредитную наживку, невзирая на все предупреждения.
Так было, когда знакомый, желая произвести на меня впечатление, сунул руку в кипяток. Я вообще не повела бровью. Это твоя рука, делай что хочешь, я этого никак не оценю. И ко мне не имеет отношения. Он был очень зол на мою черствость- ведь я должна была испугаться, растаять и вывалить ему кучу внимания. Ан нет. И он месяц ходил забинтованный. Я так и не приняла это на свой счет, как он ни старался. Ибо я ничем его не провоцировала, ничего ему не была должна и вообще общалась ровно. Эмоциональный ответ из меня выжать не удалось. Это мои защиты. Внутри я до жути боюсь, что в меня начнут вламываться сапогами, да еще и на ежедневной основе. Я к этому не готова. Я как беременная боюсь за свой плод внутри - за свои песни, записи и работу, которую масштабно веду. Потому что на деле я плохо контролирую свои эмоции, стоит дать им ход. Я не хожу на похороны, потому что там ужасно, страшно плачу, даже если человек чужой. Я знаю, что слаба в эмоциональных ситуациях. А если меня хотят заставить все бросить, чтобы дать кому-то поесть моей крови, предназначенной на другое, я шарахаюсь. И не иду навстречу любым накидываниям психических крючков. Либо общаемся прозрачно и на равных, либо ну нафиг.

Это я к чему.
Три дня слежу за бешеной историей в сети. В нее оказались вовлечены люди, которых я давно читаю, потому было ощущение, что это близкие.

Итак, начинается с эмоционально раскаленного поста одной известной журналистки.Collapse )