November 2nd, 2019

Снег

Снег выпал. Концерт завтра. А это песня, которую мы сыграем. Хотя она не про тот снег, который на улице. А про тот, который открывается внутри комнаты, внутри головы, внутри души в тот момент, когда оболочка реальности сдвигается и видишь печаль и радость, из которой все сущее сшито. А также смеющихся местных ангелов и бога, который покрасил щеку в серебряный цвет.

из интервью журналу РокКор:

— Скажите, а участники группы могут влиять на ваши тексты: «Хороший стих, но в этом месте что-то не очень». Или такого не бывает?

— А вот эти вопросы я самостоятельно решаю. И даже если есть какой-нибудь ляп, то, увы, нет такого человека, который бы его верно указывал. Бывает, незнакомые люди пишут в сети – «вот глупость какая у поэта» – как правило, лишь потому, что человек просто не въехал. При этом сама у себя я постоянно нахожу какие-то моменты, которые надо бы шлифануть. Получается, что я обсуждаю эти проблемы только с собой, а если кто-то со стороны советует, чаще всего попадает пальцем в небо. Мне один знакомый на полном серьёзе доказывал, что фраза «Капает стильный снег» – неправильная. Снег, по его мнению, бывает лишь сильный, и вообще он не капает, а падает! Я на такие разговоры отвечаю, что Хлебников написал: «стая лёгких времирей», и не надо просить его исправить их на снегирей!

— Значит, вы не меняете слова своих давних текстов?

— Меняю. И надеюсь, что не настолько наблюдателен слушатель, чтобы заметить, что я что-то изменила. Воспринимается же произведение в целом. Нюансы, каркас, отделка – зритель или слушатель не должен о них сильно думать. У меня довольно много стихов лежит под спудом, потому что может настать момент, когда я захочу превратить их в песни, и, возможно, решу там всё переделать. А в пространстве уже будет болтаться первый вариант, начнутся сравнения, умственные спекуляции или чересполосица, когда один цитирует один вариант, другой – другой. Сплошное дребезжание ноосферы. Но то, что уже стало песней – уже не вырубишь топором.

— А что, бывает и в песне хочется что-то поменять?

— Форма так или иначе всегда шероховата, она ведь из земного материала. Слова, мелодия, аранжировка, исполнение – это лишь средства для достижения ощущения, состояния. Результат восприятия произведения – переживание, ну а последовательность слов и мелодических звуков – они промежуточный материал. В идеале ведь никто не думает, в какое именно платье была одета девушка, помнят саму девушку. Вот идея – это девушка, мы её провожаем на бал, выводим в свет. Если впечатление от платья перебивает саму девушку, значит платье неправильное. Должна остаться в памяти она сама, остальное либо должно быть незаметным, либо представляет интерес лишь для специалистов: швы, модели. В нашем случае «девушка» нематериальна, но она есть.



"Снег"

Расслабься, я никуда не стремлюсь,
То, что есть — стоячие волны,
Вдыхаю и постепенно вижу,
Что некуда тут умирать.
Боги ритмично танцуют фламенко,
Коленками пишут средние буквы,
Мой детский взгляд со старого фото
Выдает все о том, кто я есть.

Взгляд раскатился как яблоки,
Цвет мира похож на насмешку,
В местах, где на небе пятна,
Капает стильный снег.

Смешал пряности в мокрой колбе,
Стал как овал алхимически нежен
На фоне согласных бессмысленных звуков,
Раскинутых на холсте.
Ты, падая на спину, так уверен,
Что я тебя поймаю,
А кто я? Мне стыдно, но я стесняюсь
Яичницы на тарелке.

С лица осыпается белая краска,
Ты движешься строго в профиль,
Из дырки на месте сердца
Капает стильный снег.
И я не знаю слов, чтоб не заплакать.
Aeternum*

Завтра настанет завтра,
Я снова разденусь до кожи,
Превращусь в улыбку мужчины
С неистовой бородой.
В этой маске с дыркой для взгляда
Не видно ни Бога, ни клюквенной крови,
Я только рискую наощупь,
Не зная, где ты, а где я.

Внезапно вздымается занавес,
Застав нас на сцене в обнимку,
Из дырки на месте неба
Капает стильный снег.

Наверху соберутся местные ангелы,
Со смехом глянут в подзорную лупу
На все наши пляски, и выходы боком,
И вышивку по торту.
И главный заяц рассвета
Плюнет звездами в бледную речку
И скажет — «Дык! Это Бог покрасил
Щеку в серебряный цвет!»

Внезапно вздымается занавес,
Застав нас на сцене в обнимку,
Из дырки на месте сердца
Капает стильный снег.
И я не знаю слов, чтоб не заплакать.

© Ольга Арефьева

Aeternum* (лат.) — всегда, постоянно, вечно

Это моё тело!

Прочитала у одного заочно знакомого йога о высоковибрационной пище.
У него там был совет утром натощак выпить сок лимона. Самое главное – без сахара. Тогда не будет никакого повышения кислотности. И вообще это типа очень полезно и безвредно, если желудок здоровый. В результате всякие прекрасные плюшки: повышение энергии и чувствительности.
Вдохновилась я этим. И купила на рынке шесть лимонов. Стоили они очень дёшево, и были отличные. (Спойлер: четыре до сих пор лежат). А у меня как раз появилась специальная лимоно-апельсино-выжималка. И желудок ну вообще не беспокоит.
И вот утром я выжала лимон и выпила сок. И ничего мне за это не было. На второй день я повторила удачный опыт. Вроде тоже норм. Но позже, после обеда, началась у меня отрыжка воздухом. Изматывающая, долгая и объемная. Я решила, что это из-за соевого фарша, который как раз купила и приготовила (спойлер: нет).
Больше лимон на всякий случай не пила.
Дальше были: две недели день и ночь тупая боль в эпигастрии, то есть под ложечкой. Два посещения врача, будут еще два. Сдача анализов и их результаты (спойлер: хорошие). Стопка коробок лекарств, которые мне теперь пить месяц. Цена примерно как за десять занятий йогой. Диета - теперь месяц нельзя всего вкусного: острого и сырого, можно скучное, разваренное и протертое. Накупленные лимоны, имбирь и острый перец скучают в холодильнике.
И размышления. Может это мой желудок был не так уж здоров? А совет был вполне хорош? Может. Почему нет. Не рассчитала.
Но.
Collapse )