February 27th, 2014

Лодка творчества и быт

Переписка в личке сформулировала ряд мыслей о судьбе и творчестве. Здесь убраны вопросы и реплики собеседника, но большое спасибо ему за них.
-----------
Сильная эмоция может стать толчком для стихотворения, но для постоянного писания высококачественной поэзии нужно другое. Мне кажется, это длительный интерес к слову, внутреннему миру. Ко внешнему тоже - но созерцательный, аналитический. Любовь к словесной, смысловой и фонетической игре. В моих архивах есть стихи, написанные в крайне эмоциональных состояниях, особенно юношеские. Их поэтическая ценность очень мала. Зато многие очень удачные стихи написаны в спокойном состоянии, особенно на отдыхе и на природе. Они не про отдых и природу. Просто мозг в отсутствие помех и лишней информации начинает работать более эффективно и незамутненно. Стихи - это не висящие в невесомости образования ниоткуда. Их можно сравнить с плодами, а до них обязательно существуют стебли (мысли), листья (эмоции), корни (жизнь со всеми событиями) и почва - окружающий мир. Чтобы вырос плод, нужно чтобы все остальные части состоялись. Стихотворение - концентрат мысли, который возникает в результате длительного наблюдения и обдумывания. Оно может появиться вдруг, интуитивно, спонтанно, оставив за кулисами восприятия все предыдущие процессы, но это не значит, что их не было. Проанализируйте лучшие стихи нравящихся вам поэтов - в них обязательно высказана мысль, выстраданная и прочувствованная. В созерцательных и бессюжетных стихах это сильное состояние, которое так же ценно, как мысль. В любом случае произведение - это концентрат огромной работы по осмыслению жизненного опыта. Тем и ценно искусство.
Самовыражение - мелкая цель, маскирующая от творящего человека главную. А главная цель, на мой взгляд (можете спорить) - это сам процесс, работа, развитие, осознание. Человеческие произведения - его побочные результаты. Кстати, восприятие уже существующих (великих по ощущению воспринимающего) произведений - не менее трудная и полезная работа, чем их создание. А желание самовыражения - это лишь мотор, который толкает работать, делать первый и каждый следующий шаг, даже если их сопровождает ощущение своего несовершенства, ученичества, сравнения с гениями не в свою пользу - а оно есть практически всегда, и это вполне закономерно. Можно опустить руки, осознав, как далек путь к вершинам - хоть творческим, хоть любым другим. Но чего-то ценного (может, неочевидного окружающим) добивается лишь тот, кто действует, невзирая ни на что. Кто, осознавая, что все, казалось бы, бесполезно, что человек несовершенен и смертен, все равно действует. Без человеческих стимулов, наград, по одному только велению духа. Только такие люди проходят путь к неведомому дальше всех. Конца у пути пока или нет, или не видно. Смысл недоказан и неочевиден, но повсюду - в живом и неживом, материальном и тонком прослеживается явное стремление материи и духа к познанию и развитию.
Называть себя посредственностью так же вредно, как гением. И то и другое может расслаблять и ставить в позицию, в которой делать ничего не надо, все и так плохо, или и так хорошо. А вот слушать зов духа, толчки реальности, побуждающие сделать тот или иной шаг, ставить себе трудные задачи на много лет, не ожидая быстрого человеческого результата в виде похвалы и денег - это работа духа. Игнорировать его зов - это примерно как не садиться в трамвай судьбы. Может быть, будет другой трамвай, и даже третий. Люди пропускают свои трамваи то стремясь деньги зарабатывать, то угодить кому-то постороннему или соответствовать ожиданиям родителей и родственников, то желая быстрого результата без больших и долгих усилий. Жизнь пластична, какие-то задачи могут и подождать, какие-то возможности приходят потом снова. Лишь бы не возникла дурная привычка вообще не садиться в свой трамвай. Результатом может стать и полностью развинченная, и внешне устроенная, но пустая и бессмысленная жизнь. Притом, личный смысл определяется только самим человеком, его внутренним ощущением. И во дворце можно быть несчастным, в гуще дел и событий ощущать бессмысленность происходящего. При этом в бедной пустой комнате можно ощущать полнейшую нужность, если делаешь то, что на самом деле должен, чем сейчас наиболее правильно заниматься по самому высокому счету.  Нет прямой зависимости между внешним благополучием и внутренним: кто идет по своей дороге, а кто нет - можно узнать только по блеску глаз, по неуловимому чувству правильности. А можно и не узнать, если чувствилка не развита. Тогда герои будут казаться дураками, великие художники, умершие в бедности - чудиками, не сумевшими устроиться в жизни, ученые и изобретатели - одержимыми, тратящими деньги и силы на абстрактные идеи вместо реальной выгоды. Все вопросы правильности-неправильности выбора довольно внутренние: каждый должен на них отвечать себе сам, заново и заново по мере роста. У человека может быть много задач, и он выбирает решать их в разном порядке. И даже попадание не в свою колею, жизненные ошибки и опоздания - тоже важный опыт, который можно обратить себе на пользу. И в будущем уже так запросто не отдавать свою судьбу кому и чему попало, а ценить ее и сражаться за нее. Сражение - это не какие-то агрессивные действия, а несгибаемый выбор вовремя и на нужных развилках. В том числе умение думать вперед, чтобы потом не расхлебывать результаты ошибок. По большому счету мешающие обстоятельства - это только проверка на прочность намерения. Как в детских сказках - герой проходит испытания на пути к своей мечте.