November 2nd, 2007

Псковская сказка (расшифровка)

Все знают русские сказки, которые попадают к нам в детстве уже в литературной обработке: упрощенными, подогнанными под стандарт, иллюстрированными яркими картинками, с выводом и моралью в конце. Это неплохо, но хочется зевать: примерно то же, что слушать народную песню в исполнении профессионального хора молодых нарумяненных девиц. Уже нескольких наших поколений народная песня и сказка вызывают зевоту - люди, увы, отравлены подделками и думают, что все поняли о народном искусстве. Ощущение, что был реализован специальный план по лишению нас доступа к корням.
Но на самом деле, рядом с псевдо- до недавнего времени жила настоящая культура - устная. Сказку можно сочинить самому или запомнить со слуха, но рассказать - целое событие. В нем все зависит от личности рассказчика. Кому попало и как попало не рассказывали, а рассказчики, как и певцы, славились и уважались в своем районе. Читали расшифровки русских народных сказок? Вот тут-то и пробирает настоящий трепет: это встреча с силой. Истинное народное творчество, увы, сейчас почти вымерло. В сохранившихся расшифровках попадаются настоящие жемчужины, до слез жалко что это все исчезло сейчас. Вот попался на глаза замечательный пример - не могу не поделиться.

Фольклорист, ученый и собиратель Владимир Бахтин рассказывает редкую сказку, записанную в 1946-году в Псковской области.
Из расшифровки передачи на радио "Свобода".

Collapse ) Когда начался свет, мне было 7 лет. Батька мой не родился, дед не был женат. Вот тогда-то жили мы богато. От наготы до высоты ломились шесты, а было медной посуды крест да пуговица (это у Некрасова есть), а рогатой скотины таракан да жужелица, а в упряжке один кот да две кошки лысых. Изба была большая - на земле порог и тут же потолок. Хоть посидеть нельзя, зато посмотреть хорошо. Collapse )